Культура человеческого общения
Культура человеческого общения

Общение между людьми – важнейший признак именно человеческого существования. Без него невозможны деятельность, формирование и усвоение духовных ценностей, развитие личности.

Библия иллюстрированная
Библия иллюстрированная

В начале сотворил Бог небо и землю. Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою. И сказал Бог: да будет свет.И стал свет. И увидел Бог свет, что он хорош...

Особенности политической коммуникации в Древнем Риме

Материалы » Античный мир » Особенности политической коммуникации в Древнем Риме

Страница 2

Другим весьма эффективным способом являлось создание репутации удачливого полководца: ратные успехи свидетельствовали о том, что полководцу покровительствуют боги и, следовательно, Рим под его властью будет процветать. В результате во главе Рима становились эффективно действовавшие правители и полководцы, что было особенно важно в период V–III вв. до н. э., когда Риму приходилось вести тяжелые войны на собственной территории. Но впоследствии при поддержке армии и народа военачальники становились полновластными диктаторами, например, Гай Марий (Gaius Marius), Корнелий Сулла (Lucius Cornelius Sulla Felix), Юлий Цезарь (Gaius Julius Caesar) и Гней Помпей (Gnaeus Pompeius Magnus) в I в. до н. э. Наиболее ярко порочность этой практики проявилась в эпоху так называемых солдатских императоров: первые римские монархи («августы») хотя бы формально избирались и утверждались сенатом, но в 235 г. н. э. трон занял Максимин Фракиец, который даже не соизволил получить одобрение сената, будучи поддержанным одной только армией, которая его боготворила.

После установления императорской власти роль народного собрания в Риме начала постепенно падать, и в эпоху Домината, т. е. когда императоры добились абсолютной власти (начало этой эпохи традиционно связывается с вступлением на трон Диоклетиана в 284 г. н. э.), собрание полностью утратило свои полномочия. Тем не менее народ оставался весьма грозной силой, с которой вынуждены были считаться и политики и правители. Римские политики еще лучше, чем их греческие предшественники, осознавали опасность, исходящую от неконтролируемой толпы. Цицерон пишет: «… сила народа бывает гораздо более дика и необузданна, а ведь она, когда у народа есть вожак, иногда бывает более мягкой, чем при отсутствии вожака. Ведь вожак помнит, что он действует на свою ответственность, народ же, в порыве своем, опасности не сознает». Даже в период Домината, когда императоры, казалось бы, уже могли не считаться с общественным мнением, они нередко старались расположить к себе народ, предоставляя ему «хлеб и зрелища». Римский историк IV в. Аммиан Марцеллин (Ammianus Marcellinus) подробно описывает политику императора Юлиана (Julianus) (355–363 н. э.): он смягчал преступникам наказания, уменьшал налоги и предпринимал другие действия, которые сегодня назвали бы популистскими. В результате в его владениях снизился авторитет правоохранительной системы, сократились поступления в казну, но народ и армия всецело поддерживали своего императора.

Важной составляющей имиджа императоров являлась преемственность от выдающихся правителей прошлого. Так, например, император Септимий Север (Septimius Severus) назвал своего сына Бассиана (Septimius Bassianus известен под прозвищем Каракалла, правил в 211–217 н. э.) Антонином (Antoninus) — в честь династии, представителями которой были великие императоры II в. н. э. Адриан (Hadrianus) и Марк Аврелий (Marcus Aurelius). Все римские императоры начиная с Констанция Хлора (Constantius Chlorus, отца Константина I Великого (Constantinus)) а за ними — и базилевсы ранней Византии носили имя Флавиев в честь прославленной династии I в. н. э. Провозглашение себя наследником (а иногда и прямым потомком) великой династии придавало императору в глазах народа легитимность и повышало его авторитет. Несоответствие же поведения императора представлению о нем в народе нередко влекло за собой трагические последствия: так, император Коммод (Commodus) (180–192 н. э.), сын почитавшегося народом Марка Аврелия, был убит за то, что участвовал в гладиаторских боях, позоря образ императора.

Не менее, чем собственный имидж, заботило римских политиков и создание плохой репутации политическим противникам, которая нередко означала конец политической карьеры. Весьма показателен пример с так называемым заговором Катилины в 63 г. до н. э. Цицерон, бывший тогда консулом, обвинил патриция Луция Сергия Катилину (Lucius Sergius Catilina) в попытке захвата власти и вынудил его покинуть город; никаких доказательств у Цицерона не было, и все свои обвинения консул построил на репутации Катилины как человека неуравновешенного, распущенного и склонного к применению силы. Напротив, высокая репутация деятеля могла очистить его в глазах народа от обвинений: когда тот же Цицерон попытался обвинить в заговоре и Юлия Цезаря, ему это не удалось, поскольку тот успел расположить к себе народ раздачами хлеба, устройством празднеств и собственным красноречием. Позже в Риме стали распускать слухи, что супруга Цезаря изменяет мужу (что не могло не сказаться на репутации и самого супруга), но он блестяще пресек эти сплетни знаменитой фразой: «Жена Цезаря вне подозрений». На репутации сыграл в свое время и император Нерон, в правление которого, сгорел Рим: он обвинил в поджоге первых римских христиан, использовав общественное недоверие к ним, возникшее из-за их тайных сборищ, использования непонятных символов и пр.; в результате сотни христиан погибли в тюрьмах и на цирковых аренах.

Страницы: 1 2 3

Еще по теме:

Культовое искусство Древнего Китая
Древнейшие памятники искусства Китая восходят к 3 тысячелетию до н.э. - времени существования первобытно-общинного строя. Древнейшие племена, заселившие плодородные долины больших рек Китая в эпоху неолита (V—III тыс. до н.э.), создавали ...

Саул у волшебницы в Аэндоре
Тогда Саул сказал слугам своим: сыщите мне женщину волшебницу, и я пойду к ней и спрошу её. И отвечали ему слуги его: здесь в Аэндоре есть женщина волшебница. И снял с себя Саул одежды свои и надел другие, и пошёл сам и два человека с н ...

Смерть Иоанна Крестителя
Ибо Ирод боялся Иоанна, зная, что он муж праведный и святой, и берёг его; многое делал, слушаясь его, и с удовольствием слушал его. Настал удобный день, когда Ирод, по случаю дня рождения своего, делал пир вельможам своим, тысяченачальн ...