Культура человеческого общения
Культура человеческого общения

Общение между людьми – важнейший признак именно человеческого существования. Без него невозможны деятельность, формирование и усвоение духовных ценностей, развитие личности.

Библия иллюстрированная
Библия иллюстрированная

В начале сотворил Бог небо и землю. Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою. И сказал Бог: да будет свет.И стал свет. И увидел Бог свет, что он хорош...

Две словесности

Материалы » Две словесности

Страница 1

Удивительное явление открывается исследователю древнерусской словесности: быстрое, почти мгновенное возрастание оной. Не успела еще Русь креститься, а уже – Литература. Удивительно, ибо мы знаем, как неспешно – и ведь не на пустом уже месте! – развивалась у нас литература западноевропейского образца (от первых переводных книг до Пушкина – полтора столетия, плюс еще столько же до той поры, когда основная масса населения стала читать. В прорубленное Петром окно легко пролезали фрегаты и мануфактуры, но не словесность…

Быть может, правы те, кто предполагает наличие письменности на Руси до X века? Пресловутая «Велесова книга», узелковое письмо и т. п. Серьезная наука смотрит на подобные «открытия» отрицательно, но в них и нет нужды – ведь несомненен высокий уровень устной словесности. О ней мы можем догадываться по словесности письменной, возникшей и развившейся в течение нескольких десятилетий именно благодаря устной традиции. Сознание творцов и той и этой словесности оказалось тождественным, единые эстетические ценности, единый способ создания и передачи текста (чего нельзя сказать о искусственном вливании на Русь западноевропейской культуры XVII-XIX вв). Способ этот, описанный в фольклористике (об этом ниже) не для одного фольклора характерен. Так, средневековый летописец творил свой текст сразу «набело», прорабатывая все черновые варианты, прикидывая сюжет и подбирая эпизоды отчасти подсознательно, отчасти в уме, оперируя словесными «формулами», как и народный сказитель. Здесь грань между традиционной культурой и культурой нового времени – не между дописьменной и письменной эпохами, а между двумя формами мышления, миросозерцания: религиозного (традиционного) и секуляризированного.

Интересно отметить, что литература нового времени до конца так и не проникла в крестьянский быт, в то время как знаменитые новгородские берестяные грамоты говорят о том, что грамотность распространилась в самых низах уже в первом столетии после крещения и, вероятно, не только для того, чтобы писать друг другу берестяные записки. Те, кто, смогли уклониться от всеобщей европеизации – что особенно характерно для старообрядцев – сохранили культуру домашнего чтения до наших дней.

Итак, быстрое развитие древнерусской письменной словесности ничем иным, как единосущностью ее со словесностью устной объяснить нельзя. И поэтому их дальнейшее многовековое влияние друг на друга представляется нам не столь существенным, как это принято думать. Новейшая словесность (начиная с XVII века) начинает существенно взаимодействовать с фольклором. Первоначально второе успевает поглощать первое: переводные лубочные романы обретают народный дух и слог, но с приходом Петровских реформ соотношение меняется. Вместе с тем то, что губило фольклор, то его и спасло – создание науки западноевропейского образца привело в начале XIX века к осознанию необходимости записи живой устной традиции. Были зафиксированы не успевшие подвегнуться влиянию городской культуры, образцы обрядовой поэзии, былинного эпоса, духовных стихов, сказок…

Духовные стихи – а именно с них мы начнем наши публикации – сохранили не только христианский, но и, возможно, сильно трансформированный, дохристианский миф. Процесс ухода мифа из быта естественен (и античную и западноевропейскую мифологию мы знаем только в пересказах) – религиозное значение мифа падает на этапе перехода к государственной общественной форме, которая нуждается уже в письменной культуре, рано или поздно расстающейся со своим религиозным содержанием. Если бы дохристианское мифологическое сознание не пришло к естественному упадку, то христианизация Руси «сверху», на наш взгляд, была бы невозможна. Поэтому так туманно и многослойно все, из чего строятся духовные стихи. И сам сюжет – неадекватно, видимо, нами воспринимаемый – и представления о миропорядке. Даже если в основе стиха известный христианский апокриф, миф, то под ним проступает миф дохристианский, не входя с первым ни в какие противоречия. Воистину: «исполнить пророков», а не нарушить пришло христианство на Русь. Безусловным мифом следует признать распространенное мнение, что первые христиане стали старательно уничтожать предшествующую культуру. Да это было бы и просто невозможным. Напротив, церковная паперть стала главным местом звучания духовного стиха. Церковь усыновила свое незаконнорожденое детище, духовный стих сменил ветхие мифологические меха на новые формы апокрифической литературы. На собственно литургическую и евангелическую тематику стихов почти нет – каждый остался при своем деле. Духовному стиху пришлись впору христианские сюжеты, оставшиеся за порогом церкви – т.е. там, где и должно было ему жить, как определенной форме религиозного сознания.

Страницы: 1 2

Еще по теме:

Минойская культура
В настоящее время считается, что история Древней Греции начинается примерно на рубеже III тыс. до н. э., когда на ее территории повсеместно распространяются бронзовые орудия труда. На протяжении III тыс. до н. э. наиболее развитым было на ...

Исцеление расслабленного
В один день, когда Он учил, и сидели тут фарисеи и законоучители, пришедшие из всех мест Галилеи и Иудеи и из Иерусалима, и сила Господня являлась в исцелении больных, – вот, принесли некоторые на постели человека, который был расслабле ...

Двенадцатилетний Иисус в храме
Младенец же возрастал и укреплялся духом, исполняясь премудрости, и благодать Божия была на Нём. Каждый год родители Его ходили в Иерусалим на праздник Пасхи. И когда Он был двенадцати лет, пришли они также по обычаю в Иерусалим на праз ...